Интервью На Кураже "Как я провел лето" 

Show More

Глубокая темная ночь. Двое небритых, крепких мужчин молча затаскивают тяжелый мешок в автомобиль. Двигатель специально не заглушен. Нужно успеть сделать все за 15 минут, на кону живые деньги. В свете показавшейся из-за низких туч луны тускло блеснуло широкое, в бурых пятнах лезвие.
Все? – запрыгивая в салон, спросил тот, что помоложе.
Гони! – хлопнул дверью старший.
Машина резко рванула с места, оставив после себя запах жженой резины. Завершено еще одно рисковое дело. Аэропорт остался далеко позади. Гиды вернулись домой.
Специальный корреспондент Терскол Ньюз Максим Братчиков, специально приехавший в аэропорт  встретить интервьюируемых интервьюеров, удобно устроился в водительском кресле и начал непростой разговор с этими опаленными нездешним солнцем, мужественными парнями.

 

Максим: Ну как, джентльмены, провели ли вы лето? Или оно вас провело?))

Слава Шаповалов: Конечно мы его! Мы в этом деле – профи!

Максим. Не сомневаюсь! Наши читатели  с нетерпением ждут подробностей. Итак, начнем.

У большинства российских гидов есть так называемый домашний регион, где они проводят большую часть своего «рабочего»  времени. Приэльбрусье, Хибины, Камчатка, Красная поляна. А вот для вас и вашей компании таким регионом, похоже, становится Шамони. Почему Шамони? Или, как говорят у них, – пуркуа?

Слава: Во-первых, я хотел бы вас немного поправить – следуя традициям бурной молодости, мы называем Шамони - Примонбланьем. А в остальном вы правы, для нас это место действительно становится домашним регионом. Причин несколько: главная  -  «а где ж еще?». Мы же москвичи. Пробовали проводить фрирайд-туры на Нагорной, были две недельные ски-тур программы в Сорочанах. Ну как то не пошли они… Невнятный рельеф, искусственные снегопады, отсутствие противолавинных служб.

Show More

Сергей Перек. Да, люди как-то странно смотрели на палатку около метро Нагатинская зимой. В мэрию названивали. Многие после  22.00 спрашивали спиртное.

Слава. Да, странновато. А если серьезно, то, действительно, где? Наш исконно родной регион - это Чегет, Приэльбрусье. Но проблемы последних лет: социальные, со снегом, с ценами привели к спаду потока туристов как с точки зрения заработка, так и с точки зрения желания. Но! Хочу подчеркнуть, что, несмотря на все путешествия, душой мы всегда на Че!

Перек. Ты сейчас напоминаешь белогвардейского эмигранта - прилетел из Швейцарии и рассуждаешь о любви к Родине. На самом деле, Шамони - уникальный регион, по красоте он не уступает Приэльбрусью (но разве что совсем чуть-чуть), а по организации и развитию, конечно, превосходит его на голову. Возможности для фрирайда здесь огромны. А для ски-тура, трекинга  альпинизма просто безграничны. При этом в Шамони одна из лучших в мире спас служб и в случае ЧП, в  кратчайшие сроки вас эвакуируют вертолетом.

Пару лет назад, я лично наблюдал, как шестеро скитурщиков выкатились с ледника Ле Тур и обнаружили, что на месте единственного спуска сошла лавина и содрала все до земли. И что вы думаете? Через 5 минут две вертушки вытащили каждого по очереди за обвязку и доставили к канатке под аплодисменты публики.

Слава. Сережа, да что ты все о работе, да о работе? Да здесь просто сама природа создает непередаваемые ощущения. В одной картинке гармонично соединены вековые снежные шапки и несущие их вертикальные гранитные пики, 

бирюзовые языки ледников и изумрудный ковер зелени. Журчание кристально-чистых ручьев сливается в единую симфонию с пением озорных птиц и свистом жирных сурков. И, глядя на всю эту красоту, ты замираешь, словно током поражённый и думаешь: «Неужели так бывает не только на фотографиях?»

Show More

Перек. Да, смотрю посещение дьюти-фри для нашего соловья не прошло даром. Смотри, как заливается!

Максим. А можно и я немного поинтервьюирую?

Да, соловей хорош, самому захотелось посмотреть! Ну, вот допустим, человек захотел приехать летом в Шамони. К чему ему готовиться? Насколько мне известно, многих людей отпугивают сложности с визами, языковой барьер, цены на жилье и питание, ведь Европа дорогая?

Перек. Это все пережитки прошлого века! Франция самая либеральная страна в отношении российских туристов. Визы дают практически всем и каждому, даже безработным молодым мамам с детьми, не сдавшими ЕГ. Единственный человек, которому не дали визу за мои пять лет поездок сюда, был гражданином Украины и собирался иммигрировать во Францию с семьей.

Языковой барьер – тоже преувеличенная проблема. Народ здесь очень жизнерадостный и гостеприимный, поэтому, даже не зная иностранного языка можно вполне решить многие проблемы, как говорят «на пальцах». Например, зимой мы снимаем апартаменты у бабушки француженки, которая не слова не знает по-английски, а я ни слова по-французски, ну может кроме «Ле Ша – кот», так вот мы с ней по полчаса можем разговаривать каждый на своем языке вполне понимая друг друга.

В крайнем случае, всегда можно обратиться в офис по туризму, там есть русскоговорящие менеджеры, которые с удовольствием помогут.

Слава.  Же не манж па сис жюр!

Перек. Да, примерно так!

Слава.  Продолжая тему еды: цены здесь вполне приемлемые, конечно если закупаться в супермаркетах, а не в савойских лавочках. В целом, не дороже московских. А в чем-то и дешевле. Виски точно дешевле (бормочет в сторону от диктофона). К сравнению: 3 десятка яиц - 3,5 евро, палка колбасы - 11 евро за кг. Так что, если готовить самому, а не ходить по ресторанам, выходит вполне бюджетно.

Максим. Ну а с жильем? Наверно жить в альпийских домиках удовольствие не из

дешевых?

Слава.  Может и не из дешевых, кто ж его знает.

Максим. ?

Перек. Мы живем в кемпинге. Оооочень крутом и классном кемпинге!

Show More

Максим. Кемпинг? В палатке? Но за две недели можно уподобиться знаменитому французскому сыру, слегка, так сказать, подтухнуть? Я помню, по своей туристической молодости, уже к концу первой недели все жильцы начинают источать специфический аромат.

Слава.  К счастью, наш кемпинг немного отличается от турстоянок вашей и нашей молодости. Во всяком случае, горячим душем, стиральной и сушильной машиной, чистой уборной и наличием Wi-Fi. Так что запах появляется только к концу только третей недели! (смеется принюхиваясь). На самом деле, здесь люди любят проводить время на природе, многие живут в палатках, больших и маленьких, в трейлерах, даже просто в машинах иногда. Зачем за свои же деньги запирать себя в четырех стенах, когда можно сэкономить и провести отпуск на свежем воздухе и зеленой травке.

Максим. Это очень здорово!  Но там все наверно по-европейски чинно и размеренно? Нет костра и бородатых мужиков с гитарами? Печальных хмельных девушек, в мареве заката выглядывающих своих принцев? Может проще по-русски уйти в лес, разбить лагерь, напилить дров, подраться?

Слава. Ах, если бы. Кстати! (обращаясь к Сергею) гитарист  нам не помешал бы, надо  штатную должность в компании ввести. Баян будет называться.

Перек. В Европе с «диким» кемпингом строго, установка палаток до высоты 2600 запрещена, можно вставать только на ночевку.

Слава. А так бородатых мужиков хватает, особенно в момент возвращения с маршрутов. Хмельных девчонок тоже. Летом в нашем кемпинге образуется небольшая русская колония, с каждым годом все кучнее и кучнее. Мы встаем немного обособленно от остальных, хозяева редко кого к нам под бок подселяют.

Show More

Максим. Опасаются провокаций или того, что хилые спортивные европейцы не выдержат российского гостеприимства и в последующем угаре забудут про восхождение?

Слава. Ну, нет, не настолько. Может на фоне европейцев мы, порой, и смотримся странно, но за рамки общепринятых моральных норм не выходим. Хотя русское застолье, когда меха гармоням рвут, у нас не редкость. Хозяевам даже нравится – мы веселые и позитивные! Да и кассу мы им делаем хорошую. Так что им проще закрыть глаза на некоторые наши шалости.

Перек. Здесь каждой палатке при расселении выдают колышек. Так вот когда нашей участнице выдали такой, она спросила у хозяев «Это зачем?». На что получила ответ «Это когда твой друг  вернется с Монблана и будет ночью пьяный и шальной орать песни и мешать тебе спать, ты стукнешь его им по голове и оттащишь в палатку».

Максим. Обычно так и происходит с монблановосходителями?

Перек. Обычно еще хуже.(Смеется). Это же Кураж!

Слава. И есть от чего! Несмотря на невысокую техническую сложность, маршрут на Монблан физически тяжел (ребята ходили через купол Гуте – прим. Максим). При этом как маршрут, так и гора чертовски красивы. Поэтому, достигнув вершины, а особенно спустившись с нее, добившись  цели на пределе своих возможностей, а порой и за их пределом, человек испытывает колоссальное возбуждение. Монблан не та гора, которую можно шапками закидать. Особенно с этого года.

Максим. В смысле?

Перек. Раньше была возможность установки палаточного лагеря около приюта 

Гуте, на высоте 3800. Отсюда до вершины оставался вертикальный километр, что вполне по силам среднему физически здоровому человеку с нормальной акклиматизацией. А  в этом году союз альпинистов Франции выбил у Евросоюза 6 миллионов евро на постройку новой хижины на пике Гуте. В тоже время палаточный лагерь был запрещен постановлением местных властей, под предлогом что «много мусора». Не находите связь? При этом забронировать место в хижине можно только через интернет и его стоимость 90 евро. Улавливаете «криминал»?

Show More

Максим. Не совсем.

Перек. Восходитель, стесненный в средствах, вынужден идти с лагеря Тет-Рус, расположенного на высоте 3100, где разрешен последний бивачный лагерь. В результате ему необходимо набрать 1700 метров перепада, а потом столько же спуститься вниз. Такой маршрут займет около 20 часов, причем больше половины будет проходить на высоте более 4х тысяч метров. Уставший и не рассчитавший свои силы альпинист стукнется в хижину и взмолится о ночлеге. И… получит отказ. После чего он будет вынужден спускаться 700 метров по скальному гребню и пересекать «Кулуар смерти» в состоянии «не стояния».

Слава. Собственно на пути нам и встретился такой дедушка, летящий кувырком по вышеуказанному кулуару.

Максим. Надеюсь, инцидент закончился благополучно?

Перек. Да, вполне. Слава взял веревку и вытащил неадекватного дедулю на тропу. Мы отпоили его чаем, пока он не начал проявлять признаки адекватности. И отпустили восвояси. Уже попивая чай на балконе старой хижины, мы наблюдали, как он успешно преодолел кулуар и спустился к палаткам. Позже мы сочли, что заработанные Славой очки для кармы позволили нам сходить на гору. Поскольку через пару часов, после завершения нашего восхождения, разразилась сильнейшая гроза.

Слава. Да, моя карма всех сводила на гору. Ведь прозвище «Добрый» у меня неспроста! А если убрать всю мистику, то на гору мы сходили благодаря уникальному тактическому плану – «Полночный экспресс».

Максим. Неужели за более чем двухсотлетнюю историю восхождений на Монблан возможно еще какое-то ноу-хау?

Слава. В новых условиях - легко! План заключался в следующем: выдвигаемся на маршрут в 5-6 часов вечера, в течение остатка светового дня, преодолеваем скалы и выходим к хижине Гуте. У хижины есть каменный балкончик, развернутый на запад, т.е. вечером он освещен солнцем. Здесь устраиваем длительный привал. 

Для этих целей мы берем с собой горелку с кастрюлькой, один коврик и самые лёгкие спальники. С наступлением темноты и похолоданием выходим в сторону вершины. Примерно на половине пути находится «аварийный» приют «Абри Валло», где мы планировали отдохнуть еще пару часов и с началом видимости двинуться дальше к вершине.

Максим. И насколько удалось реализовать эту тактическую разработку?

Перек. На 200 процентов! Мы везде опережали запланированный график, поэтому времени на отдых у нас было более чем. В результате все участники достигли вершины Монблана, а общее время восхождения заняло 22 часа. Из них 8 часов вверх, 7 часов вниз и 7 часов отдыха.

Слава. В целом в нашем плане было только одно слабое звено – Кулуар смерти. Нам оба раза приходилось пересекать его во второй половине дня, когда он наиболее опасен. Но тьфу-тьфу-тьфу  -  пронесло, хотя Андрей Петров еле-еле успел отскочить от камня размером с холодильник.

Перек. Да, и получил на весь вечер прозвище «Мик Джагер и его группа Роллинг стоунз» (оба смеются)

Максим. Звучит одновременно и страшно, и интересно. А как участники, довольны восхождением?

Слава. Не то слово! Не восхождением! Они довольны, что провели две незабываемые недели и набрали массу ярких впечатлений. Мы не сводим свои программы к чему-то конкретному, будь-то восхождение или фрирайд. Ведь сходить на Монблан, Эльбрус, Белуху или катнуть какой-нибудь кулуар это все галочки, абстрактные цели. Важно как ты сходишь, как ты катнешь! Мы стараемся сделать так, чтобы человек, вернувшийся 

с нашей программы, на вопрос «ну как?» отвечал не: «Ну, я молодец. Я сходил на Монблан», а, закатив глаза от потока нахлынувших воспоминаний и эмоций, восклицал «Это было нереально круто! А восхождение на Монблан - это одно из множества потрясающих приключений в том новом мире,  который я для себя открыл!»

Show More

Перек. Чувствуется, что пакетик из дьюти-фри подходит к концу.

Слава. Да подожди ты! Поэтому программа восхождения у нас и растянута на две недели. Зачем это «галопом по Европам»? Мы хотим, чтобы участники почувствовали атмосферу, которая царит в горах и стали ее частью. А само восхождение стало не случайным единичным  событием, а частью их жизненного пути. Есть такое выражение, каким альпинисты характеризуют участников восхождения с гидом «их сводили (а порой   «затащили») на гору». Так вот наши участники реально «сходили» на Монблан. Благодаря неделе подготовки, включавшей цикл снежных и скальных занятий, ночевку на высоте и восхождение по «единичке» на пик Ле Тур, они стали готовы к восхождению технически, физически и психологически. Потому и само восхождения прошло относительно легко и принесло массу положительных эмоций.

Максим. Кажется, я знаю, где проведу две недели следующим летом. А другие регионы не планируете освоить? Не надоест на одном месте?

Перек. Не надоест! Во-первых, мы всё-таки здесь не так много времени проводим, как хотелось бы. А во-вторых и здесь еще дел невпроворот. Мы планируем создать комплексную программу, для семей, для больших компаний друзей. Мы хотим показать нашим соотечественникам, что отдых в горах это не удел сумасшедших одиночек, как принято считать в России, а один из самых популярных и здоровых видов отдыха доступный каждому, как это принято здесь, во Франции.

Максим. Планы наполеоновские! С чего начнете?

Перек. Прежде всего мы планируем расширить количество альпинистских         

маршрутов, как на Монблан, так и на другие вершины региона, для того чтобы программы можно было менять в зависимости от уровня подготовки участников. Например, в «продвинутом» варианте восхождения на Монблан, ночевку на высоте заменить восхождением по красивейшему маршруту 2Б категории сложности на пик Аржентьер. Для участников, не желающих или не готовых заниматься альпинизмом, мы разрабатываем трекинг программу с рабочим названием «По следам динозавра».

Максим. Я себе ее так представляю: один из  вас ведет группу узкими горными тропами, а другой в костюме динозавра идет перед группой, иногда показывая им хвост и оставляя на тропе «специфические следы»?

Слава. (Смеется) Хорошая идея, мы возьмем ее на заметку. А если серьезно, то в районе Шамони есть не только гранитные пики, но и горы осадочного происхождения. В одном из  таких ущелий обнаружены следы настоящих динозавров. Маршрут туда не сложный, но достаточно длинный и  рассчитан на два дня. Мы планируем сделать его апофеозом программы, а перед ним походить более короткие, но не менее красивые и интересные треки.

Максим. Хорошо, мужья в альпинисты, жены  в трекеры, а дети? Для многих проблема, чем занять ребенка на отдыхе.

Слава. «Школа юного альпиниста» во главе с Андреем Петровым - это решение всех проблем! В последние годы Андрей больше работает с детьми, с чем со взрослыми, у него достаточно интересные наработки в этой области. По сути тот же трекинг, но ориентированный на детей. Больше времени отдано обучению, много игровых моментов. Родители порой не узнают своих чад после такого курса. Они становятся более взрослыми, ответственными. Жизнь и занятия происходят в реальных природных условиях, где много всего нового, незнакомого, порой пугающего,  дети впервые сталкиваются с авторитетом инструктора, который реально им необходим. Им не приходится выслушивать пространственные монологи на тему «Вот когда ты вырастешь, ты поймешь, зачем тебе это было надо», все происходит здесь и сейчас. Они осознают, что иногда в жизни есть ситуации, в которых тебе необходим опыт старшего товарища. И для достижения своих целей, а иногда и для выживания, тебе 

Show More

необходимо уважать его авторитет, подчиняться инструктору и учиться работать в команде. При этом результат перед глазами и эмоционально насыщен. Очень важный момент при воспитании ребенка, особенно мальчика. 

Перек. Похоже, пакет из дьютика кончился.

Максим. Ну а как же фрирайд? На все лето вы забудете о нем?

Перек. Не дождётесь! Мы хотим приехать в Шамони уже в конце мая и до конца июня плотно заняться ски-туром. Планируем освоить маршруты максимально широкого спектра: от относительно пологих ледников и обзорных маршрутов, до 55 градусного кулуарного рубилова. Также в планах ски-тур на Монблан, со спуском прямо с вершины. Линию спуска просмотрели – красавица, ни дать ни взять! Если успеем, сделаем программу уже к следующему июню. Если нет, то обязательно в следующем, и я думаю что не одну. Вам не интересно?

Максим. А? О, простите, я задумался, смогу ли я выкроить пару месяцев и в следующем году и провести их с вами в Шамони…

Перек. Если надумаете, то знаете где нас искать - nakurage.com. Слав, вставай, приехали! Слаааав!

Show More

Темная ночь подходила к концу, приближался новый день. Машина медленно ехала по пустынным московским улицам. Слава спал беспробудным сном, лицо его излучало свет и доброту. Он провел целый месяц на кураже, и ему надо было немного отдохнуть…

Спрашивал Максим “Деда” Братчиков

информкомпания «Terskol News - самые честные новости»

Отвечали Слава ”Добрый” Шаповалов и

Сергей “Перек” Переяслов

«НА Кураже - компания горных гидов»

Фото Люда “Sha” Белых и Слава Шаповалов

Хотите с нами? Загляните в Календарь